Кель­бад­жар – древ­ний край, во­пло­ща­ю­щий в се­бе бо­га­тую куль­ту­ры, ис­то­рию на мно­гие ве­ка. Лю­бой уго­лок это­го края пред­ста­в­лен пе­ще­ра­ми, на­стен­ны­ми ска­ла­ми, кре­по­стя­ми, па­мят­ни­ка­ми, сви­де­тель­ст­ву­ю­щи­ми о за­се­ле­нии здесь че­ло­ве­ка еще с древ­ней­ших вре­мен. Цен­ней­шие па­мят­ни­ки древ­ней ис­то­рии, не раз сми­рив­ши­е­ся с же­с­то­ки­ми ис­пы­та­ни­я­ми че­ло­ве­че­ст­ва, се­го­д­ня пред­ста­ли пе­ред уг­ро­зой унич­то­же­ния в си­лу хищ­ни­че­с­ко­го воз­дей­ст­вия че­ло­ве­че­с­ко­го фа­к­то­ра. Од­на­ко за­ме­ча­тель­ным пред­ста­в­ля­ет­ся тот факт, что не­ко­то­рые па­мят­ни­ки ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры ре­ги­о­на, уве­ко­ве­чен­ные на зо­ло­тых стра­ни­цах ис­то­рии, смог­ли от­сто­ять пра­во сво­его су­ще­ст­во­ва­ния на не­сколь­ко ты­ся­че­ле­тия.
Пе­ред тем, как пред­ста­вить клас­си­фи­ка­цию па­мят­ни­ков ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры Кель­бад­жа­ра, до­ба­вим, что тай­на этих кра­ев до сих пор ос­та­ет­ся не­раз­га­дан­ной под уг­ро­зой по­л­но­го ис­чез­но­ве­ния. Хра­мы, кре­по­сти слов­но по­те­ря­ли свою пер­ви­ч­ность и свое­об­раз­ность в ус­ло­ви­ях бес­по­щад­но­го на­ти­с­ка за­во­е­ва­те­лей.
Тер­ри­то­рия Кель­бад­жа­ра с гео­гра­фи­че­с­кой по­зи­ции от­но­сит­ся к зо­не вы­со­ко­го­рий и пред­го­рий. Древ­ние па­мят­ни­ки и кре­по­сти, как пра­ви­ло, воз­ве­де­ны на вы­со­чай­ших то­ч­ках на­се­лен­ных пун­к­тов и на тру­д­но­до­с­туп­ных ме­с­тах в це­лях ис­к­лю­че­ния на­ти­с­ков вра­га и со­з­да­ния воз­мо­ж­но­сти для от­ра­же­ния опа­с­но­сти. С этой то­ч­ки зре­ния Кель­бад­жар – это му­зей ис­то­ри­че­с­ких па­мят­ни­ков, об­ра­м­лен­ный с че­ты­рех сто­рон кре­по­стя­ми и сто­ро­же­вы­ми баш­ня­ми. Кель­бед­жер, яв­ля­ю­щий­ся жи­вым му­зе­ем при­ро­ды, од­но­вре­мен­но был из­ве­с­тен кра­ем бес­по­доб­ной кра­со­ты и не­за­ме­ни­мым древ­ней­шим угол­ком – ме­с­том за­се­ле­ния пер­во­быт­но­го че­ло­ве­ка.
Из­ве­ст­ные де­я­те­ли на­у­ки, ис­кус­ст­ва, ис­то­ри­ки-ар­хе­о­ло­ги ре­с­пуб­ли­ки в свое вре­мя по­свя­ти­ли па­мят­ни­кам ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры Кель­бад­жа­ра мно­го­том­ные тру­ды, ко­то­рые яв­ля­ют­ся не­за­ме­ни­мым сред­ст­вом пе­ре­да­чи бу­ду­щим по­ко­ле­ни­ям бо­га­то­го куль­тур­но­го на­сле­дия Кель­бад­жар­ско­го ре­ги­о­на. К со­жа­ле­нию, свя­щен­ные ме­с­та на­ших пред­ков ос­та­лись под вра­же­ским на­ти­с­ком, сот­ни па­мят­ни­ков ду­хов­ной и ма­те­ри­аль­ной ис­то­рии Азер­бай­д­жан­ско­го на­ро­да бы­ли вар­вар­ски унич­то­же­ны, ал­бан­ские над­пи­си на ска­лах и кам­нях бы­ли стер­ты и ар­мя­ни­зи­ро­ва­ны еще в быт­ность Со­вет­ско­го со­ю­за.
С уче­том на­ли­чия в Кель­бад­жа­ре бес­цен­ных па­мят­ни­ков куль­ту­ры, а так­же стра­те­ги­че­с­ко­го на­зна­че­ния и при­род­ной «ода­рен­но­сти» это­го края мно­гие па­т­ри­о­ти­ч­но на­стро­ен­ных пред­ста­ви­те­лей Азер­бай­д­жан­ской ин­тел­ли­ген­ции, а имен­но Ху­ду Ма­ме­дов, Ми­ра­ли Гаш­гай, Ни­я­зи Иб­ра­ги­мов, Гу­д­рат Ис­ма­и­лов, Зи­яя Бунь­я­дов, Бу­даг Бу­да­гов и дру­гие, на­зы­вая Каль­бад­жар «Вто­рым Го­бу­ста­ном Азер­бай­д­жа­на», еще в то вре­мя тре­бо­ва­ли од­но­зна­ч­но­го кон­т­ро­ля и за­щи­ты Кель­бад­жа­ра от воз­мо­ж­ных по­пы­ток аг­рес­сии. Дан­ное тре­бо­ва­ние ин­тел­ли­ген­ции не счи­та­ет­ся слу­чай­ным, ибо су­ще­ст­ву­ю­щие здесь ска­лы и па­мят­ни­ки ис­то­рии тюрк­ско­го ми­ра, а так­же в це­лом Кель­бад­жар, яв­ля­ю­щий­ся древ­ним ме­с­том за­се­ле­ния на­ших пред­ков, под­вер­га­лись по­сте­пен­ной ар­мя­ни­за­ции и за­хва­ту ко­вар­ным вра­гом.
Ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­тель­ских ра­бот, про­ве­ден­ных до­к­то­ром ис­то­ри­че­с­ких на­ук Гу­д­ра­том Ис­ма­и­ло­вым и его дис­сер­тан­том Ни­я­зи Иб­ра­ги­мо­вым, по­ка­за­ли, что дан­ная тер­ри­то­рия яв­ля­ет­ся древ­ней­шим оча­гом за­се­ле­ния пер­во­быт­но­го че­ло­ве­ка. Тер­ри­то­рия рай­она бу­к­валь­но бо­га­та раз­ли­ч­ны­ми на­скаль­ны­ми изо­б­ра­же­ни­я­ми, «по­ве­ст­ву­ю­щи­ми» о со­бы­ти­ях, тра­ди­ци­ях и про­чих эле­мен­тах ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной куль­ту­ры ты­ся­че­лет­ней дав­но­сти. На тер­ри­то­рии Кель­бад­жа­ра най­де­ны мно­го­чи­с­лен­ные мас­сив­ные пли­ты, ус­лов­но име­ну­е­мые сре­ди ис­то­ри­ков «Брать­я­ми Го­бу­ста­на». На­скаль­ные изо­б­ра­же­ния на уча­ст­ках Кель­бад­жар­ско­го рай­она «Со­лтан Гей­дар», «Гур­ба­га­лы чай», «Тур­шсу», «Айы­чын­гыл­лы», «Гя­лин­га­я­сы», «Бё­юк­де­ве­гёз», «Сер­че­ли» и т.д. со­ста­в­ля­ют пол­ную ана­ло­гию с на­скаль­ны­ми ри­сун­ка­ми Го­бу­ста­на. По мне­нию уче­ных-ис­то­ри­ков Ра­ши­да Гё­ю­шо­ва, Ху­ду Ма­ме­до­ва и дру­гих, ис­то­рия этих на­скаль­ных изо­б­ра­же­ний фа­к­ти­че­с­ки да­ти­ру­ет­ся воз­рас­том са­мих скал. Ин­те­ре­с­ным пред­ста­в­ля­ет­ся тот факт, что раз­ли­ч­ные фраг­мен­ты на­не­се­ны на твер­дые, как ба­зальт, ска­лы. Раз­ме­щен­ные во дво­ре Кель­бад­жар­ско­го ис­то­ри­ко-кра­е­вед­че­с­ко­го му­зея 28 ка­мен­ные фраг­мен­ты с изо­б­ра­же­ни­я­ми и над­пи­ся­ми ты­ся­че­лет­ней дав­но­сти го­во­рят о древ­но­сти за­се­ле­ния не толь­ко Кель­бад­жа­ра, но и тер­ри­то­рии все­го Азер­бай­д­жа­на. Один из та­ких изо­б­ра­же­ний пред­ста­в­лен в ви­де че­ло­ве­че­с­ких фи­гур на фо­не двух оваль­ных ок­ру­ж­но­стей и ус­т­ре­м­лен­ны­ми на верх­ний круг взгля­да­ми. Сим­во­лы со­от­вет­ст­вен­но сим­во­ли­зи­ру­ют Зе­м­лю и Лу­ну. Пред­по­ла­га­ет­ся, че­ло­век еще в то вре­мя раз­мыш­лял о на­ли­чии дру­гих пла­нет и же­ла­нии оз­на­ко­мить­ся со стро­е­ни­ем все­лен­ной
 Те­ма о Кав­каз­ской Ал­ба­нии все­гда вы­зы­ва­ла ин­те­рес у ис­то­ри­ков. На Кав­ка­зе не ма­ло древ­ней­ших мест за­се­ле­ния че­ло­ве­ка и пре­кра­с­ных угол­ков, ис­то­рия ко­то­рых да­ти­ру­ет­ся ты­ся­че­ле­ти­я­ми. Кель­бад­жар со сво­ей уни­каль­ной при­ро­дой со­ста­в­ля­ет яд­ро при­род­но­го бо­гат­ст­ва Кав­ка­за. По­бы­вав­шие в этих кра­ях ли­ца по-сво­ему оце­ни­ва­ют чу­де­са здеш­них мест. К при­ме­ру, В.Абих, счи­та­ю­щий­ся от­цом Кав­каз­ской гео­ло­гии, по­бы­вал в Кель­бад­жа­ре. Его вы­ска­зы­ва­ния по по­во­ду Кель­бад­жа­ра яв­ля­ют­ся са­мы­ми ори­ги­наль­ны­ми и не­за­ме­ни­мы­ми сре­ди всех ци­тат, ис­поль­зо­ван­ных для опи­са­ния для всей кра­со­ты Кель­бад­жар­ской зо­ны. Он го­во­рил: «Кто не по­бы­вал вдоль бе­ре­гов Тер­те­ра, не мо­жет уди­в­лять­ся чу­де­с­ной при­ро­де Швей­ца­рии».
Рас­смо­т­рим ряд ис­то­ри­че­с­ких па­мят­ни­ков Кель­бад­жа­ра. Здесь до сих пор ле­жат ру­и­ны древ­них кре­по­стей, ко­то­рые ре­гу­ляр­но под­вер­га­ют­ся вар­вар­ско­му на­ти­с­ку и раз­ру­ше­ния со сто­рон ар­мян. К чи­с­лу та­ких кре­по­стей мо­ж­но от­не­сти кре­по­сти «Лёх», «Га­ла­бой­ну», «Джо­мар­ди». Кре­пость «Лёх» наи­бо­лее уце­лев­шая сре­ди кре­по­стей, рас­по­ло­жен­ных на тер­ри­то­рии рай­она. На­зва­ние кре­по­сти до­по­л­ня­ло его фор­му. Кре­пость бы­ла по­стро­е­на в фор­ме верб­люжь­е­го гор­ба. Взо­б­рать­ся на кре­пость – де­ло не из про­стых, тру­д­но­про­хо­ди­мые ме­с­та скло­на го­ра, ска­ли­стые тер­ри­то­рии вы­зы­ва­ют у че­ло­ве­ка страх и опа­се­ния при взо­ре вниз. По мне­нию ис­сле­до­ва­те­лей, эти кре­по­сти бы­ли по­стро­е­ны на пе­ре­кре­ст­ке ка­ра­ван­ных пу­тей в це­лях осу­ще­ст­в­ле­ния кон­т­ро­ля на эти до­ро­ги. На баш­не кре­по­сти име­ют­ся ямы в глу­би­ну 3-5 ме­т­ров, пре­д­у­смо­т­рен­ные для хра­не­ния про­до­воль­ст­вия или во­ды. Вну­т­ри ям вы­ро­с­ли гро­мад­ные ду­бы в диа­мет­ре 30-40 см. с ка­ко­го-то род­ни­ка в кре­пость бы­ла про­ве­де­на во­да. У ре­ки Лев бы­ли об­на­ру­же­ны две пе­ще­ры, ко­то­рые счи­та­ют­ся уче­ны­ми древ­ней­ши­ми ме­с­та­ми оби­та­ния че­ло­ве­ка. В этих пе­ще­рах, где ле­том бы­ва­ет очень про­хлад­но и зи­мой те­п­ло, мо­ж­но бы­ло хра­нить лю­бое про­до­воль­ст­вие в те­че­ние ме­ся­ца, не те­ряя при ка­че­ст­ва. Не­смо­т­ря на на­ли­чие ал­бан­ских кре­стов на мо­гиль­ных пли­тах па­мят­ни­ка, об­на­ру­жен­но­го на ме­с­те­ч­ке «Хос­ский лес», у близ­ле­жа­щей кре­по­сти «Лёх» кре­сто­об­раз­ные зна­ки не встре­ча­ют­ся. Это да­ет ос­но­ва­ние по­ла­гать, что кре­пость «Лёх» еще до ал­ба­нов яв­лял­ся од­ним из мест за­се­ле­ния че­ло­ве­ка.
Кре­пость «Джо­мард» от­ли­ча­ет­ся сре­ди Кель­бад­жар­ских кре­по­стей рас­по­ло­же­ни­ем на ма­к­си­маль­ной воз­вы­шен­но­сти. Кре­пость, по­стро­ен­ная у до­ро­ги в са­мую об­шир­ную тер­ри­то­рию Кель­бад­жа­ра – Го­тур­лу (в по­с­ле­ду­ю­щем тер­ри­то­рия име­но­ва­лась Тут­гу­ча­ем) из­ве­ст­на сре­ди на­ро­да как кре­пость «Джо­мард». Кель­бад­жар­ская сто­ро­на кре­по­сти очень ска­ли­стая. Пра­вая сто­ро­на кре­по­сти, т.е. в сто­ро­ну се­ла Над­жа­фа­лы пред­ста­в­ле­на в ви­де сте­ны из кам­ня. В срав­не­нии с кре­по­стью «Лёх», раз­ру­ше­ния в дан­ной кре­по­сти зна­чи­тель­ные. Кре­пость «Га­ра­чан­лы» рас­по­ло­же­на вбли­зи се­ла Га­ра­чан­лы, в ле­вой ча­с­ти до­ро­ги в Ис­ти­су, ле­вом по­бе­ре­жье ре­ки Тер­тер. Рас­сто­я­ние с Кель­бад­жа­ра – 7-8 км. Этот сто­ро­же­вой пункт «Га­ла­ча» имел так­же по­тай­ной вод­ный про­ход. Спра­ва от кре­по­сти до ре­ки Га­ра­чан­лы про­ло­же­на до­ро­га.
Под ска­ла­ми спра­ва от кре­по­сти «Га­ра­чан­лы» рас­по­ло­же­ны мно­го­чи­с­лен­ные пе­ще­ры. Вни­зу, на бе­ре­гу ре­ки Тер­тер име­ют­ся ис­то­ч­ни­ки те­п­лой и ми­не­раль­ной во­ды. Чу­дом ис­то­ч­ни­ка яв­ля­ет­ся то, что из род­ни­ка че­рез ка­ж­дые 5-6 ми­нут те­чет чи­с­тая ми­не­раль­ная во­да в со­че­та­нии с пре­сной во­дой.
Кре­пость «Га­ла­бой­ну» - один из ма­к­си­маль­но раз­ру­шен­ных и унич­то­жен­ных кре­по­стей Кель­бад­жа­ра. Кре­пость на­по­ми­на­ет ру­и­ны боль­шо­го се­ла.
Под­роб­но­му ос­ве­ще­нию пред­ста­в­ля­ем ком­п­лекс «Ху­да­денг», по­то­му, что дан­ный па­мят­ник куль­ту­ры по ря­ду осо­бен­но­стей ко­с­вен­но от­ли­ча­ет­ся от дру­гих. Дан­ный ком­п­лекс под на­зва­ни­ем «Ху­да­денг» рас­по­ло­жен на вос­то­ке от Кель­бад­жа­ра, вни­зу от се­ла Баг­лы­пея на на­ма­ги­ст­раль­ной до­ро­ге Аг­де­ре-Кель­бад­жар (на рас­сто­я­нии 29 км от Кель­бад­жа­ра).
Су­ще­ст­ву­ют раз­ли­ч­ные вер­сии о про­ис­хо­ж­де­нии па­мят­ни­ка. Од­ной из вер­си­ей яв­ля­ет­ся то, что Ха­чин-Ар­цах­ский пра­ви­тель, ал­бан­ский пол­ко­во­дец Га­сан Джа­лал по­стро­ил кре­пость в XIII ве­ке в честь до­че­ри Ар­зу Ха­тун. По пред­по­ло­же­ни­ям, па­мят­ник по­стро­ен ал­ба­на­ми из ди­на­стии Ар­ша­ки­дов (IV ты­ся­че­ле­тие до н.э.). Ин­те­ре­с­ным яв­ля­ет­ся то, что при стро­и­тель­ст­ве па­мят­ни­ков в ви­де ку­по­ла свер­ху де­ре­вян­ные ма­те­ри­а­лы при­ме­не­ны не бы­ли. На сте­нах зда­ния име­ют­ся мно­го­чи­с­лен­ные кра­со­ч­ные фраг­мен­ты изо­б­ра­же­ний. Ар­мя­не из Аг­да­ра и Ба­сар­ке­чар стер­ли эти ри­сун­ки, ста­ра­ясь вся­че­с­ки при­сво­ить на­ши куль­тур­ные до­с­то­я­ния.
До сих пор идут дис­кус­сии по по­во­ду то­го, ка­ким об­ра­зом и от­ку­да за­ве­зе­ны на тер­ри­то­рию гро­мад­ные глы­бы кам­ня, ис­поль­зу­е­мые при стро­и­тель­ст­ве кре­по­сти с уче­том от­сут­ст­вия вбли­зи ска­ли­сто­стей и ка­мен­ных карь­е­ров. Ве­ро­ят­ность же до­с­тав­ки ма­те­ри­а­лов «с дру­гой пла­не­ты» по­л­но­стью ис­к­лю­ча­ет­ся. В хо­де по­ис­ков ста­ло оче­вид­ным, что кам­ни воз­ни­к­ли в ре­зуль­та­те кри­стал­ли­за­ции гли­ны на бе­ре­гу ре­ки Тер­тер, что оп­ро­вер­г­ло ряд при­ми­тив­ных су­ж­де­ний о стро­и­тель­ст­ве кре­по­сти. Па­т­ри­о­ты сво­ей от­чиз­ны, ос­ве­до­м­лен­ные о хи­т­ро­стях ар­мян, сде­ла­ли все воз­мо­ж­ное, что­бы хра­нить у се­бя бес­цен­ный дар ис­то­рии. «Да­ре­ние» Ар­ме­нии 2800 ге­к­та­ров Кель­бад­жар­ских зе­мель фа­к­ти­че­с­ки бы­ло от­но­ше­ни­ем со­вет­ско­го ре­жи­ма к Азер­бай­д­жа­ну. Не­дра этих зе­мель бы­ли бо­га­ты ре­сур­са­ми. На­скаль­ные изо­б­ра­же­ния вбли­зи «Гыр­мы­зы те­пе» и «Де­ве­ге­зу да­гы» бы­ли по­да­ре­ны ар­мя­нам имен­но со­вет­ской вла­стью. Бес­цен­ное ме­с­то­ро­ж­де­ние об­си­ди­а­на рас­по­ло­же­но имен­но на этой тер­ри­то­рии.